Урок философии: Антон Белов

01/12/2014

Директор музея современного искусства «Гараж» – о плохих и хороших музеях, друзьях, недругах и ответственности.

О детстве

Я дитя советской системы – музыкальные школы, спорт, курсы переводчиков, теннис, фортепьяно, балалайка… Да, я играл на балалайкеЯ рос с братом-близнецом в маленьком посёлке в двух километрах от Москвы с родителями-инженерами. Папа разводил пчёл, мама растила овощи в теплице, и у нас всегда были альбомы по искусству лучших музеев мира. Зимой я любил кататься на лыжах, а летом на велосипеде доезжал до канала имени Москвы.

О первых шагах

Я сделал «Артгид» в 2009 году. Это был разгар кризиса, от идеи до реализации прошёл всего месяц.

Мы с художником Евгением Антуфьевым сделали Gallery White на Винзаводе – это была витрина метр на метр. Я её содержал, а он курировал. У нас там однажды прошёл перформанс «Пир» Ксении Сорокиной: внутри сидела девушка, облитая валерьянкой, и две кошки.

В ЖЖ я начал переписываться с Ириной Меглинской, по-хамски задавал ей провокационные вопросы об арт-системе. Ирина начала мне объяснять, я начал разбираться. Так мы подружились.

О Москве

Москва – загулявший купец, много зарабатывающий, много тратящий и приносящий пользу. Мне нравится эта разухабистость.

Лучший город земли, вне конкуренции. Важнейший культурный центр. Просто она ещё не до конца раскрыла свой потенциал.

О музеях

Ненавижу все эти бархатные шнуры на столбиках. Я считаю, что смотритель не имеет права сидеть на выставке. Если произведение очень ценное, то можно натянуть тонкую проволочку, чтобы зритель её увидел и не приближался на критическое расстояние. Но не должно быть человека, который будет преграждать зрителю путь.

В России люди думают, что на хорошую выставку надо постоять в очереди. Мы с этим стереотипом боремся.

Об ответственности

Цензуры в «Гараже» нет. Мы можем выставить всё, что угодно. У нас сейчас идёт выставка про перформанс – есть и Павленский, и Pussy Riot. Павленский нас ругает? Да неважно!

Перед учредителями и спонсорами я отчитываюсь о деньгах. За всё остальное я несу ответственность перед обществом.

Неудачи, конечно, случаются, но я не занимаюсь излишним самокопанием. Надо просто делать свою работу, признавать свои ошибки и каждый день искать, что можно сделать ещё лучше. Упал – встал, отряхнулся и пошёл. А лучше побежал!

О работе

По-настоящему меня волнует мнение нескольких очень близких людей. Если они скажут, что во время интервью я сидел согнувшись или что-то не так сделал в проекте, то меня это будет беспокоить. Мнение остальных меня не очень интересует – я слишком много работаю.

Серпентарий везде. Хотя по сравнению с миром моды мы просто рыбки в аквариуме.

Об отдыхе

Идеальный выходной – когда меня никто не беспокоит. Как-то я провёл три дня в Норвегии, ходил по фантастическим горам среди озёр, водопадов, лесов. Природа даёт энергию и вдохновение.

В музеях отдыхать не получается, я в них хожу как на работу. Сразу начинаю смотреть: что лучше, что хуже. Срочно фотографирую, посылаю сотрудникам – почему у нас такого нет?

Мечтаю съездить на Валаам. Не представляю, какой силой воли нужно было обладать, чтобы отправиться в X веке на север и что-то там возводить.

Пять любимых музеев

Fondation Beyeler в Базеле – моя любимая институция. Очень честная – и в плане архитектуры, и в том, как у них всё устроено. Идеальный музей.

Безусловный прорыв XXI века – Tate Modern. Надеюсь, после строительства нового корпуса они восстановят Турбинный зал.

Fondazione Prada – важная институция. Они делают одну выставку в год, но крайне глубокую по смыслу.

Если едете в Нью-Йорк, то вместо того, чтобы тусить и ходить на шопинг, я советую посетить Dia Art Foundation в Биконе – это старая фабрика, в которой выставлены масштабные инсталляции.

Пятый… Если бы Третьяковка на Крымском валу выселила ЦДХ и сформировала новую экспозицию, это был бы музей номер один в мире.

Книга на все времена

Герман Гессе – «Игра в бисер»

ТЕГИ
НАМ ДОВЕРЯЮТ